АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
СтатьиДругое 24.07.2018, 13:520

Как датский «Люнгбю» выжил, оставшись без денег

История спасения клуба благодаря энтузиазму.

Мадс Бюдер отправляет СМС всем, кто, как ему кажется, может подбросить денег. Состоятельные или просто безумно щедрые – ему уже всё равно. 15 раз он отправил сообщение, изменив только номер получателя.

Все СМС начинались одинаково: «Эй, сколько лет…», и все сводились к одному: «Ты знаешь, какова ситуация. Это не инвестиция – это просто радость. Иногда инвестировать надо сердцем».

Как датский «Люнгбю» выжил, оставшись без денег


У Бюдера не было времени на особо изобретательные речи. На его плечах огромная ответственность – остался где-то день на то, чтобы спасти датский клуб «Люнгбю» от неминуемой смерти. Столетняя команда, за которую он болел всю свою жизнь, могла перестать существовать, и надежда была только на текстовые сообщения и человеческую щедрость.

Нынешний владелец «Люнгбю» все деньги потерял. Все работники штаба могли уйти. Страховка закончилась. Футболисты не получали зарплату. Многие уже перешли в другие команды. Многие последуют за ними, если не случится чудо и не найдётся покупатель.

Весь ужас ситуации стал понятен предыдущим вечером, когда Мадсу позвонил Биргер Йоргенсен – давний спортивный директор клуба. На протяжении 36 часов эти два человека пытались сделать всё, чтобы избежать события худшего, чем любой проигрыш или вылет.

В первую неделю февраля «Люнгбю» подошёл ближе всего к грани. Капитан Матиас Таубер заметил, что был момент, когда от «полного краха» команду отделяло 15 минут. И история нескольких дней, когда судьба команды была почти предрешена, важна не только для того, чтобы понять, как можно спасти обречённый клуб, но и как тяжело приходится футболистам в такие моменты.

Скрытая угроза



Как докладывал Матиас Хебо, отель был отличным. В конце января он и остальные игроки «Люнгбю» отправились в город-курорт Фару в Португалии на сборы. «Отличные поля, 20 градусов тепла, всё что хочешь».

Хебо присоединился к клубу предыдущим летом. Ему было 21, и он выступал за «Фредерисию» во втором дивизионе. «Люнгбю» был серьёзным повышением для него, да и семья проживала неподалёку в Копенгагене. К тому же любой юный датчанин будет только рад поиграть за команду, которая известна своими выпускниками: академия «викингов» была ответственна за четырёх членов сборной на Евро-92. Помимо этого, заняв третье место в лиге, клуб рассчитывал на участие в Лиге Европы.

При этом у Хебо был выбор, всё-таки им интересовался «Брённбю», один из самых больших клубов страны. Многие шведские коллективы тоже с радостью предложили бы ему контракт, но «планы «Люнгбю» были самыми внушительными». «Как только я повесил трубку, я знал, что надо выбирать».

Роскошная поездка в Фару казалась вишенкой на торте. Ничего другого он и не ожидал: ранее «Люнгбю» заказал частный самолёт на матч с российским «Краснодаром». Вот она – жизнь футболиста Суперлиги!

А затем, спустя пять дней после начала зимней межсезонки, стало известно, что жизнь эта подошла к концу.

«Внезапно Ekstra Bladet, датская газета, выложила большую статью про то, как «Люнгбю» вот-вот закроется», вспоминает Хебо. Владелец Торбен Йенсен остался без денег на его содержание, а его компания Hellerup Finans была на грани банкротства.

«Штаб нас предупреждал. Затем мой телефон начал разрываться от звонков».

Футболисты подошли к тренеру Томасу Норгору, которому оставалось только передавать слова Йенсена: «Всё под контролем. Мы не купаемся в деньгах, но волноваться не стоит».

По возвращении в Данию стало понятно, что это едва ли была правда.

Пусть Йенсен и убедил тренерский штаб, что делает всё, что было в его силах, это не помогало. Спортивный директор Йоргенсен делал всё, чтобы найти инвестора-спасителя, но безрезультатно. Чем дальше, тем ближе был неминуемый апокалипсис. 31 января футболистам сообщили, что их ежемесячные зарплаты, которые до того приходили без перебоев, перестанут выплачиваться.

«Вот тогда-то мы заволновались. В такие моменты становится понятно, что да, это серьёзно», – рассказывает Томас Соренсен.

Да, проблемы были аховые – как для игроков, так и для клуба. Как футболистам объяснил профсоюз, на «Люнгбю» можно было подать жалобу за невыплату зарплаты. Если деньги не придут в течение трёх рабочих дней, это значило, что контракт расторгнут, и они становились свободными агентами.

В пятницу футболисты оформили жалобу. Во вторник шестого февраля деньги так и не пришли. Весь состав «Люнгбю», готовившегося возобновить сезон Лиги Европы после зимнего перерыва, мог развернуться и уйти.

Хаос



Неделю Йоргенсен пытался избежать катастрофы. Он связался со всеми, кого знал, и даже дозвонился до нескольких английских клубов, среди которых «Астон Вилла». Кто знает, может, кто-то выберет «Люнгбю» в качестве фарм-клуба? Увы, нет. Тем временем уже пятеро решили не ждать худшего и покинули состав. В любой момент можно было ожидать того, что играть будет попросту некому.

Когда Йоргенсен дозвонился Бюдеру, он признался, что признаёт фиаско. Бюдер не мог проигнорировать такую мольбу о помощи.

Они знали друг друга очень поверхностно: компания Бюдера как-то спонсировала клуб, а сам он нередко посещал матчи. Первым делом Йоргенсен сказал, что телефон ему дал общий друг. Хорошо, но зачем?

«Я слышал, что у тебя большое синее сердце», ответил Йоргенсен.

Романтика, но правдивая, хотя кошелёк Бюдера был недостаточно большим, чтобы спасти целую организацию. Но у него было кое-что ещё – идея. Люнгбю, в конце концов, находится где-то в 20 минутах от Копенгагена, в одном из самых богатых районов Дании – этаком аналоге Кремниевой долины.

Он озвучил мысль, что несколько небольших местных инвесторов смогут выделить по паре миллионов крон и помочь «Люнгбю». Йоргенсен, не спавший уже несколько ночей, был готов на что угодно.

С этого момента началась массовая рассылка Бюдера. Не все адресаты были рады его СМС. Многие признались, что таким не занимаются. Но были и те, кто не мог оставить Бюдера без помощи.

Что касается самого Бюдера, то он чувствовал себя должником перед клубом, который подарил ему столько хороших и плохих воспоминаний. «Я был готов оплатить им это. И я был готов потерять деньги».

Вечером четверга десять человек встретились в частном доме неподалёку от Люнгбю. «Времени на презентации не было», и он, Йоргенсен и Томми Петерсен (финансист) выступили с небольшими речами. Не все они были позитивными.

«Томми сказал, что не нашёл времени посмотреть на бюджет. Он не знал, насколько большой окажется чёрная дыра».

Капитан Таубер тоже был занят – почти весь предыдущий год он не играл из-за травмы, которая в 33 года грозила концом карьеры. Это вынудило его подумать, чем он займётся впоследствии. Может, всё-таки получить юридическую степень? Он даже согласился на собеседование с компанией по цифровому маркетингу.

Уходить он не хотел, но и чётко осознавал, что конец может быть даже ближе, чем казалось. «Вряд ли найдётся клуб, который даст шанс травмированному 33-летему игроку».

Но с кризисом в команде Таубер внезапно вновь оказался у штурвала. Игроки решили, что только он будет говорить с представителями СМИ. «Мы хотели защитить молодых».

Каждое утро перед тренировкой футболисты собирались на разговор. Таубер рассказывал, что он, Соренсен и Йеппе Брандруп (ещё один опытный одноклубник) узнали, и отвечал на вопросы. Совет профсоюза не менялся: не шумите, молчите, заполняйте форму и ждите.

Всё изменилось во вторник, когда не пришли деньги, но появилась свобода. «Я не мог никого заставить остаться. У клуба были проблемы, но футболисты должны были сами решать, переждать или попытать удачи в другом месте без нервов».

Вместе с Соренсеном и Брандрупом он убедил остальных, чтоб обид не будет. У остальных было время до 15:00 в пятницу. Если к тому моменту не появятся деньги или владелец, то собирать вещи придётся всем.

Люди нервничали. Между собой все пытались понять план дальнейших действий. Понять, кто врёт, а кто нет, было сложно. Каждый телефонный звонок заставлял интересоваться, был ли то агент?

Таубер говорил со всеми. Речь заходила о контрактах, о жёнах, о детях и ипотеках. Сейчас понятно, что многие не были честны во время этих разговоров.

В итоге пятеро решили, что рисковать не будут, и ушли. Таубер слышал, что была надежда, но времени не оставалось. 15:00 уже завтра. «Я знал, что решение было почти найдено, но пары миллионов крон всё равно недоставало». В результате капитан провёл последний совет со своими партнёрами.

В 6 утра телефон Бюдера ожил: «Спасибо за прошлый вечер». Семь потенциальных инвесторов собрались и решили спасти клуб. Местный адвокат Ларс Борринг зарегистрировал новую компанию «Друзья «Люнгбю». Утром деньги начали поступать – кто-то слал 50 тысяч долларов, кто-то 1 миллион.

После тренировки команда собралась в столовой у стадиона. Последние центы поступили за 15 минут до дедлайна. Всё было на месте, зарплаты были гарантированы.

«И всё – все остались», - сказал Хебо. В то время как Таубер плакал от облегчения, Бюдер нервно поглядывал на свой счёт в банке, который снова опустел.

Друзья множатся



Вначале «Друзей Люнгбю» было семеро. Теперь их 20. Адвокаты, директора, рестораторы, футболисты… Андреас Бьелланн из «Брентфорда» был первым, и за ним последовали другие.

Теперь, как выражается Бюдер, «команду поддерживает команда». Вместе с ними возвращаются и спонсоры, надеющиеся, что новые партнёры означают новые возможности.

Конечно, у всего есть предел, и все это понимают. Бюдер продолжает искать новых партнёров. Уже проводились встречи с «Астон Виллой», парой других английских клубов и «Брюгге».

Как датский «Люнгбю» выжил, оставшись без денег


Когда местные говорят про «Люнгбю», речь почти всегда заходит про семью. «Мы заботимся друг о друге», говорит Таубер. В этом сила команды – в близости. «Не просите датчанина объяснить, что значит слово hygge. Перевести сложно, но это такое ощущение, когда чувствуешь, что находишься там, где хочешь быть».

Одна тяжёлая неделя испытала всех. Игроки перестали думать о коллективе, и стали печься в первую очередь о себе, своём будущем. Тренировки проходили заметно слабее, ведь все боялись травм, которые гарантировали бы месяцы без оплаты.

«Я боялся, что наш дух будет сломлен. Этого не случилось, но было нелегко».

Автор: Rory Smith, The New York Times

+10
загрузка...
Загрузка...