АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
СтатьиЧемпионат Англии 23.01.2019, 15:000

«Канонир» поневоле, зек и порнозвезда. Все, что вы не знали о Джермейне Пеннанте

Экс-звезда «Ливерпуля» отвечает на вопросы фанатов.

«Канонир» поневоле, зек и порнозвезда. Все, что вы не знали о Джермейне Пеннанте«У меня сложилась отличная карьера – жаловаться не на что. Но я знаю, что мог бы сделать больше. Мог бы быть лучше». Такие мысли посещают Джермейна Пеннанта в свободное время.

Но он и правда доволен тем, как всё сложилось – особенно если сравнивать с тем, как всё начиналось. Детство он провёл в Ноттингеме, прячась от воинствующих банд, в семье с отцом-героинщиком. Мать же ушла из семьи, когда ему было три года. Но он выжил – и стал самым дорогостоящим тинэйджером Великобритании после того, как в 1999-м Арсен Венгер подписал его за 2 млн. фунтов.

15-летний «Пенниньо» считался ярчайшим – и самым скандальным – молодым талантом страны. В свой дебют за «Арсенал» он оформил хет-трик, он защищал цвета «Ливерпуля» в финале ЛЧ-2007 и успел побывать в 13 командах, среди которых «Бирмингем Сити», «Реал Сарагоса», «Пуна Сити» из Индии, «Тампинс Роверс» из Сингапура и «Биллерики Таун» из Истмийской лиги.

Сейчас Джермейн проживает в Лондоне и без страха отвечает на самые каверзные вопросы.

– Каково это – проводить детство во времена, когда банды сражались за территорию?
– Как-то вечером я вышел на улицу, потому что мне показалось, что постучались друзья папы. Было шумно – будто шла вечеринка. Я открыл дверь и вышел в одних только шортах, а в доме напротив кто-то стрелял. У машин рядом были выбиты окна. Я был всего мальчиком, подростком, но я боялся, что меня примут за взрослого. Наверное, самый страшный момент моего детства.

– Правда, что в 14-летнем возрасте ты был подозреваемым в убийстве?

– Правда. Мы с друзьями стояли у KFC в Рэдфорде, что в Ноттингеме. Внезапно откуда-то появилась банда из другого района. Кого-то подстрелили, двое получили ножевые ранения, а одному проломили голову бейсбольной битой. Я убежал в ресторан и спрятался за прилавком. Когда я выбрался, было пусто. Через 20 минут меня подобрал друг. Как оказалось, один из нападавших был убит, и у полиции ко мне были вопросы. Они сильно удивились, узнав, что я ещё учусь в школе.

– Каково это – быть проданным в «Арсенал» за 2 миллиона в 15-летнем возрасте?
– Шок. Всё прошло так быстро, что меня даже не успели спросить, хочу ли я перехода. Никого моё мнение не волновало. Папа с агентом пришли домой, усадили в Range Rover и привезли в Лондон. Было страшно – мне всего 15 лет.

Как оказалось, «Тоттенхэм» тоже был заинтересован, но папе Джордж Грэм был не по душе. Сначала я сильно тосковал по дому, и часто навещал Ноттингем. У меня даже друзей не было, и я не знал, что делать с известностью. Я хотел быть нормальным, но часто попадал в какие-то перепалки.

– Что помнишь о своём хет-трике в первом же матче «Арсенала»?

– Вечер до игры я посвятил гулянкам – я и думать не мог, что окажусь в заявке, тем более в основе. Я ещё ни разу не выходил с первых минут. Когда в команде Робер Пирес, Фредди Юнгберг и Рэй Парлор, надежд особых нет.

Я максимум мог оказаться на скамье запасных, так что я особо не парился, и веселился с друзьями. Домой я попал в шесть утра. И тут бам – я в основе. Когда я играл, у меня было похмелье. Всё, что я хотел – это не опозориться. После своего гола я думал только об одном: «Арсен, замени меня! Пожалуйста!»
Меня водило, а внутри всё ещё переливалась водка. Даже по дыханию это было понятно! Но я всё же забил три – у меня явно талант был, хотя партнёры вроде Тьерри Анри и Патрика Виейра тоже не помешали. То была первая игра в серии из 49 матчей без единого поражения.

«Канонир» поневоле, зек и порнозвезда. Все, что вы не знали о Джермейне Пеннанте


– Как думаешь, почему в «Арсенале» не удалось задержаться?
– Мне кажется, я слишком злился, что мне не давали стабильно выступать. Я пришёл сюда в статусе вундеркинда, и отлично показал себя на юношеском уровне: мы выиграли два Кубка Англии. Я был готов, но ждать пришлось так долго, что я перестал думать о футболе. Я не видел особого смысла в поддержании формы и слегка себя запустил.

Как-то я прибыл на тренировку даже не сменив одежду после вечеринки. Из окна своего офиса Арсен наблюдал, как я вылез из машины с двумя девицами. Так что да, я себе не помог! Но раз я не играл, в моих глазах я был обязан хотя бы веселиться. Я был неправ. Я слишком рано перешёл в «Арсенал», и тогда молодым было сложно пробиться в основу. Будь всё сейчас, всё развернулось бы иначе.

– Помощник Арсена Венгера Пэт Райс говорил, что ты недостаточно хорош для клуба и не справишься. Тебя это мотивировало?

– В глаза он мне этого не говорил. Это он сказал моему агенту – вёл я себя тогда не лучшим образом. Мы с ним никогда не ладили, хотя я всегда старался быть вежливым. Помню, как после успешных сезонов в «Бирмингеме» и «Ливерпуле» говорил агенту: «Интересно, что теперь думает Пэт Райс?» Спустя пару лет я забил «Арсеналу» за «Сток», и мы выиграли 3:1. Когда я проходил мимо штаба «канониров», я глянул на Пэта, но тот меня не видел.

– Что ты помнишь о своих 30 днях в тюрьме? Что было страшнее всего? Что ты о себе узнал?

– Страшнее всего – путь к тюрьме в этом фургоне. Я и знать не знал, что меня ждёт. Все знания о тюрьмах я черпал из фильмов. Неприятное место, но и не такое страшное, как я думал. Хуже всего – скука. Было много времени подумать о собственных грехах.

– Ты играл в футбол, пока находился в неволе?
– Да, я был тюремной команде один раз, и было жутко. Мы играли на искусственном газоне, который больше походил на ковёр. Пока я обыгрывал одних, другие летели с подкатами. Их ничего не останавливало, а я боялся за то, что останусь без ног! Двое хотели только одного – быть меня. Я исполнял стандарты, и даже записал на своё счёт парочку мячей.

– Каково было играть с электронным браслетом? Неудобно?
– Я не обращал внимания. Если честно, я вообще его не чувствовал, тем более что я «смягчил» его тканью. А вот когда я смотрел на ногу, игнорировать его было невозможно – одна лодыжка была в два раза больше другой! Ну и фанаты не давали забываться, но это естественно.

– Это правда, что Стивен Джеррард подкинул идею перейти в «Ливерпуль», пока играл против тебя?

– Правда. Я выступал за «Бирмингем» против «Ливерпуля», и Джеррард спросил: «Кто твой агент?» Прямо во время игры. Я сказал: Скай Эндрю. Знаешь его?» Он: «Нет, но я наведу справки». А я тем временем пытался сосредоточиться на матче! Сразу после игры я поведал обо всём Скаю. Так и состоялся переход.

«Канонир» поневоле, зек и порнозвезда. Все, что вы не знали о Джермейне Пеннанте

– Во время финала ЛЧ по на стадионе тебя попросили подойти к кассе и разобраться с билетами. Но ведь ты был на поле! Что это было?
– Я оставил билеты для своей семьи, но те не успели их получить – какой-то скаузер притворился родственником и прошёл на трибуны. Та ещё заварушка. Когда на футбольном поле по громкоговорителю Пеннанта попросили подойти к ресепшн, я был озадачен. Обо мне что ли речь? Получается, семья прилетела в Грецию, а на стадион не попала? Мы даже поссорились – меня обвинили в том, что я забыл билеты.

– Это правда, что во времена «Ливерпуля» ты превратил свой гараж в миниатюрный ночной клуб?
– Мой въезд в гараж был такой широкий, что в нём уместилось бы 11 машин. А сверху – крыша. Тут я и обосновал свой ночной клуб. У двери была вывеска: «комната для игроков», мы установили диджейский пульт и бар. Сюда мы возвращались после гулянок.

– Какие у тебя были отношения со Стивеном Джеррардом и Джейми Каррагером? Они были лидерами в раздевалке?

– Да, они управляли раздевалкой и клубом. Мы нормально работали вместе – они знали, что я был слегка безумен. Не лучшие друзья, но нормальные приятели. Просто одноклубники.

– Почему тебя так и не вызвали в сборную Англии?

– Наверное, из-за вождения в нетрезвом виде. Чтобы представлять свою страну, нужно обладать хорошим имиджем, а вот мой был подпорчен – и не важно, что я делал на поле. Сейчас уже не так. Обидно было наблюдать за тем, как футболисты хуже меня носили футболки «трёх львов», но приходилось смириться. Я понимал свои ошибки.

– Правда, что «Реал» был в тебе заинтересован? Почему переход не состоялся?

– Когда «Реал» тренировал Хуанде Рамос, интерес ко мне был. Им был нужен правый вингер, и в дедлайн мне позвонил агент со словами: «Ты переходишь в «Реал» - жди звонка». Дело в том, что руководство клуба хотело меня подписать, а вот тренер – нет. И, чтобы не раздувать скандал, ему в угоду меня не взяли.

– Как тебе жизнь в Испании, когда ты выступал за «Сарагосу»? Почему не получилось закрепиться?

– С футболом – порядок. Мне нравилась, как технично все играли – даже аутсайдеры. Погода тоже хорошая, а поля – идеальные. Но в Сарагосе было нелегко, потому что это очень традиционное место, которое многонациональным не назовёшь. В выходные я уезжал в Мадрид или Барселону. Как-то ночью я гулял в Барселоне, а затем на поезде добирался домой на тренировку. Я так устал, что я был не в состоянии работать. Я сказал, что плохо себя чувствовал, а когда в дверь постучался врач, не ответил. Думаю, они что-то заподозрили!

– Ты правда забыл свой «Порш» в Испании после того, как вернулся в Англию?
– Нет, я не забыл, но оставил его. В «Сток» я перешёл в последний день трансферного окна, и времени не оставалось. Так я и оставил машину у вокзала. Она простояла там три месяца, после чего я попросил друга её забрать. Безопасность вокзала уже подозревала неладное, и после проверки номеров со мной связались. Когда обо всём прознала пресса, я выслушал всякое.

– Думаешь, ты взял всё от своей карьеры?

– Учитывая моё детство, я справился неплохо. Я мог бы добиться и большего, не соверши я многих ошибок. Но многое связано с нашим воспитанием, а его у меня и не было. Меня никто не учил дисциплине. Я был никем, и сыграл в финале ЛЧ. Это хорошая карьера.

– Правда, что некий аноним связывался с футбольными клубами только для того, чтобы просить их не подписывать тебя?
– Правда. Я сам не понимал, что происходило: меня приглашали, я две недели блистал на тренировках. Но как приходило время подписывать контракт, бюджет таинственно исчезал. Такое было несколько раз.

Обо всём моему агенту рассказал член правления клуба, который получил такое письмо. В нём утверждалось, что я наркоман, который кинул своего ребёнка. Что я постоянно гулял и не стоил риска. Впоследствии я узнал, кто пытался меня очернить, но поговорить не получилось.

– После «Арсенала» и «Ливерпуля» сложно играть в непрофессиональном «Биллирики Таун»? Пытались ли на тебе намеренно сфолить?

– Многие пытались отыграться на мне. Я играл с хорошими ребятами, но вот штаб и владелец – это тот ещё цирк. Я не мог долго там оставаться. Но было любопытно. Мы переодевались в сараях. После идеальных полей было тяжко бороться за мяч на пастбище перед на глазах у сотни зевак. Было весело, но долго бы я не протянул!

– Ты не жалеешь о том, что так раскритиковал Лориса Кариуса после его ошибок в финале ЛЧ?
– Не думаю, что жалею. Я просто легко подшутил. Он сильно ошибся – все мы так делали. Когда я ошибался, никто не сдерживался. Если я бывший профессионал, не значит, что у меня нет мнений. Надеюсь, он вернётся. Я же просто озвучил то, что все и так думали.

– Кто добился от тебя больше всего – Арсен Венгер, Рафа Бентиес или Стив Брюс?
– Стив Брюс в «Бирмингеме». Независимо от того, что я творил вне футбольного поля, он верил, что я буду выкладываться на 100% во время игры. Именно моя форма в этом клубе позволила перейти в «Ливерпуль».

– Каково было в «Стоке» Тони Пьюлиса? Страшный он человек?

– Он приятный парень. Когда приходишь на тренировку, он всегда спрашивает о том, как дела в семье. Но есть у него и тёмная сторона – он может напугать. Ходят истории, как он боднул головой Джеймса Битти в раздевалке. Мы все помнили об этом и старались ему ничем не насолить!

– Что ты делал после того, как The Sun рассказала всем о том, что ты – порнозвезда?
– Смеялся. Я – порнозвезда? Мне было всё равно – я слышал слухи похуже. Но вот семье не понравилось. Никакая не звезда – всё сильно преувеличено.

– Были слухи, что тебя хотели похитить. Это правда?
– Сначала так считали в полиции после того, как нашли мою фотографию в сумке с пистолетом. Меня нашли на тренировке и предупредили. Как оказалось, друг спрятал пистолет в сумку, где уже находилось моё фото – а он и не знал.

– Что планируешь делать лет через пять?
– Я бы хотел попасть на телевидение, либо в качестве специалиста, либо просто на разные шоу. Хотел бы вернуться в футбол и стать тренером. Я бы хорошо ладил с подопечными. Я всегда говорил, что в качестве тренера был бы совсем другим человеком. Я бы обещал дополнительные выходные всем, кто усердно трудился.

Это хорошо мотивирует. Когда я играл, тренер как-то обещал подарить нам выходные в воскресенье и понедельник – но только если мы выиграем. Иногда такой отдых необходим. Пора мне думать о получении лицензий в Уэльсе или Ирландии. Но играть не буду – я точно завязал.

«Канонир» поневоле, зек и порнозвезда. Все, что вы не знали о Джермейне Пеннанте

– Если бы ты мог вернуться в прошлое, что бы ты сделал иначе?
– Не уходил бы так быстро из «Ноттс Каунти». Я играл в основе в 15-летнем возрасте. Останься я, и дальше бы поработал с Сэмом Эллардайсом, с которым отлично ладил. Это помогло бы клубу и позволило мне расти.

– Что скажешь о своём времени в индийском «Пуна Сити»?
– Было жарко и непривычно, но мне всё понравилось. Они там любят футбол – на некоторые игры приходило по 60 тысяч зрителей. Само качество футбола не очень, но мне понравилось изучать культуру незнакомой страны.

– Расскажи о лучшем моменте в карьере – лучший гол, лучшие партнёры по команде?
– Лучший момент – финал ЛЧ за «Ливерпуль» в 2007. Лучший гол – за «Ливерпуль» против «Челси», потому что забил я на «Энфилде», при этом обойдя старого друга Эшли Коула и великолепного вратаря Петра Чеха. Среди лучших партнёров – Тьерри Анри, Деннис Бергкамп, Стивен Джеррард, Эшли Коул и Дэвид Симан.

Автор: Cэм Пилгер, FourFourTwo
Перевод и адаптация Денис КОШЕЛЕВ

Автор: alvesh83
+4
загрузка...
Loading...
Загрузка...