АвторизацияВойдите на сайт и станьте частью богатой футбольной жизни
Нет аккаунта?Зарегистрироваться
СтатьиЧемпионат Италии 3.07.2021, 17:380

Жоржиньо, Эмерсон и другие «ориунди»: история южноамериканцев в сборной Италии

Национальный вопрос, который разделил страну.

Жоржиньо, Эмерсон и другие «ориунди»: история южноамериканцев в сборной ИталииКогда наступил третий раунд группового этапа Евро-2020, Роберто Манчини заявил, что у него нет основной команды, и что каждый футболист мог оказаться в основе. В результате на игру против Уэльса вышли 8 новичков. Двое из них привлекли внимание общественности не только своими выступлениями, но и акцентами. Был в команде и другой человек, который чуть отличался.

Жоржиньо, Эмерсон Палмери и Рафаэл Толой родились в Бразилии. Многих это удивляет, но на самом деле они — продолжатели старой традиции. Они — «ориунди», итальянцы, родившиеся за рубежом.

Слово «ориунди» описывает итальянцев, которые родились или выросли в других странах. Более 40 таких вот ориунди приняли участие в более чем 350 матчах в истории сборной.

Первым «ориундо» считается Эрманно Аэби, родившийся в Милане, но выросший в Швейцарии. Но это даже редкое явление, ведь чаще всего такие вот «легионеры» в национальной команде приезжают из Аргентины, Уругвая или Бразилии. Первым представителем другого континента в сборной стал Хулио Либонатти, итальяно-аргентинец, который в 1926 году покинул «Ньюэллс Олд Бойз» для того, чтобы выступать за «Торино».

В 19 и 20 веках итальянцы массово эмигрировали в другие страны, и особенно — страны северной и южной Америки. В Южной Америке они самовыражались путём футбола, и современная бразильская игра была бы немыслима без их влияния. Не случайно ведь и «Крузейро», и «Палмейрас» — два крупнейших клуба в стране — изначально назывались «Палестра Италия». В Аргентине прозвище «Боки Хуниорс», «генуэзцы», говорит само за себя.

В 1920 году пошло обратное движение: в фашистской Италии Бенито Муссолини идеи национализма были популярны, но определение «итальянца» изменилось, и относилось в том числе к тем, кто родился за границей. Поэтому всех, кто решил вернуться на родину, называли «римпатриати» и награждали двойным гражданством.

Этим воспользовались футбольные клубы. Правительство Муссолини запрещало подписывать иностранцев, однако «римпатриати» таковыми не считались. Это был способ и заработать, и заявить о себе на весь мир для многих легионеров, которые дома едва могли прокормить свои семьи. В конце двадцатых годов один из десяти игроков лиги родился в Южной Америке.

Это, разумеется, сказалось и на сборной. Для фашистов футбол был орудием пропаганды, а «римпатриати» были чуть ли не лучшими игроками в стране. Поэтому, когда в 1934 году второй чемпионат мира было решено провести в Италии, страна сделала всё, чтобы натурализовать лучших из лучших. Даже если они ранее выступали за сборные других стран! В результате в составе появились Луис Монти, Раймундо Орси, Энрике Гуайта, Аттилио Демария и Анфилоджино Гуаризи.

Их включение широко критиковалось, и с тех пор к «ориунди» отношение всегда было сложным. Но тренер Витторио Поццо заткнул критиков словами «если они могут умереть за Италию, они могут за неё играть». Он имел в виду тот факт, что даже «римпатриати» должны были служить в армии.

Жоржиньо, Эмерсон и другие «ориунди»: история южноамериканцев в сборной Италии

В итоге Италия отпраздновала победу, а Орси стал национальным героем. Монти же мог похвастаться уникальным достижением — участием в двух финалах ЧМ за разные страны. Итальянцы и дальше вызывали в сборную иностранцев, но постепенно их влияние сошло на нет.

В 1962 году южноамериканцы вновь заявили о себе благодаря Умберто Маскио и Омару Сивори, а также бразильским звёздам Анджело Сормани и Жозе Алтафини. Но когда наступил черёд очередного мундиаля, Италия с треском вылетела ещё с группового этапа. Кого в этом обвинили? Можете догадаться. Сормани ещё поиграл за Италию в 1963-м, но он стал последним южноамериканцем, который сыграет за «лазурную команду» вплоть до 2003 года. Появились даже правила, запрещавшие игрокам, родившимся в других странах, оказываться в сборной.

В 2003 году первым южноамериканцем в команде за четыре десятилетия стал Мауро Каморанези. В 2006 году уроженец Буэнос-Айреса выиграет Чемпионат мира. С тех пор всё изменилось, и синие футболки успели примерить Тиаго Мотта, Дани Освальдо, Франко Васкес и нынешнее трио.

Но каждый раз, когда-то кого-то такого вызывали в сборную, публика начинала спорить, пытаясь разобраться, кто имеет право защищать цвета национальной команды. В двадцатых и тридцатых годах прошлого столетия «ориунди» считались настоящими итальянцами, но чаще всего стоило им закончить карьеру, как они тут же уезжали обратно. Все пятеро победителей ЧМ-1934 вернулись домой, а Орси и Гуайта вместе с двумя другими игроками «Ромы» сбежали во Францию, как только поняли, что их отправят воевать в Эфиопию.

Но громче всего спорить стали только в последнее время. Чезаре Мальдини, игравший на ЧМ-1962, гневно высказался в том ключе, что возвращать «ориунди» — это возвращаться к (бесчестному) прошлому. В 2015 году бывший тренер «Милана» и Италии Арриго Сакки заявил, что «итальянский футбол лишён чести и гордости, потому что в молодёжках слишком много иностранцев».

В 2010 году фанаты сами высказали своё «фи», развернув баннер, агитирующий запрет иностранцев в сборной. В той игре аргентинец Кристиан Ледесма вышел на поле в первый и последний раз.

Интересно порассуждать, почему именно сейчас эта тема вызывает даже больший резонанс, чем во времена фашистской Италии. Может, всё дело в том, что позиция Муссолини была понятна, и спорить с ним, мягко говоря, никто не хотел. А может всё дело в том, что легионеры тех лет казались более итальянскими, чем нынешние, в силу того, что зачастую оба их родителя были из Италии. Многие и вовсе дома на итальянском разговаривали.

В 21 веке связь с родиной стала менее очевидной. Эмерсон Палмери получил разрешение благодаря дальнему родственнику Альфонсо Палмери, родившемуся в 1853 году. Толой же и вовсе может разве что указать на своего прапрадедушку, родившегося в 1981 году в Червиньяно-дель-Фриули, тогда состоящем в Австро-Венгерской Империи. Это уже совсем древняя история.

«Римпатриати» больше не кажутся теми, кто возвращается домой, а очередными мигрантами, которые заполнили Италию. Но одно точно: никто не может самостоятельно решить, кто имеет и не имеет право считать себя итальянцем.

Текст: PlanetFootball
Перевод и адаптация: Денис КОШЕЛЕВ

Автор: Serge
0
загрузка...
Загрузка...